Rss
Мини чат...
File engine/modules/iChat/show.php not found. File engine/modules/iChat/run.php not found.
Коментарии
File engine/modules/iComm/run.php not found.
Расскажите о нас
Популярное
Друзья сайта
Авторизация с помощью

Рекомендую хостинг BeGet.ru Шаблоны DLE
Календарь
«    Октябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 
Опросы
Оцените работу сайта

Реклама
» » » Рина Васильевна Зеленая
  • Опуликовал: lvitali
  • |
  • Коментариев: 0
  • |
  • Просмотров: 344
   Детство

  Жила-была девочка. Жила в маленьком одноэтажном Ташкенте, с кирпичными тротуарами, маленькими ишаками и проходящими караванами верблюдов. Девочка хорошо училась и много читала. Ее звали Катей, Екатериной.

  "Люди часто интересуются моей фамилией, - вспоминала актриса. - Одни спрашивали, почему я выбрала такой псевдоним, а другие уверяли меня, что я родилась в Одессе и что я дочь одесского градоначальника Зеленого, поэтому у меня такая фамилия. Мне приходилось отказываться от такого родства просто потому, что у меня был свой отец, хотя и не генерал".

  В их семье никто ни с кем не дружил. Мама и папа - совсем не подходящие друг другу люди. Аккуратный и педантичный, незначительный чиновник-служака Василий Иванович Зеленый берег каждую копейку скромного жалования. Маму выдали замуж шестнадцати лет, она так и не привыкла к нему, старшему, в очках, несимпатичному, с усами и бородкой.

  Вообще же все было "как у людей". Был даже инструмент - старшая сестра Муся училась играть. Приходила учительница, но сестра могла сбежать куда угодно, и чтобы урок не пропадал, заставляли учиться Катерину, поймав ее за шиворот где-нибудь на дереве.

  Старшие дети не обращали на младших никакого внимания. Муся была далека от них, как луна. У нее были кавалеры, подруги, зеркало-трельяж, в которое она никому не позволяла смотреться. Именно поэтому Катерина всю жизнь обожала вертеться у зеркала и рассматривать свой язык с трех сторон. Братец Иван - личность непостижимая, загадочная, уходил в ночь на рыбалку и под утро возвращался, увешанный змеями.

  Раз в месяц отец его нещадно порол: "Тебя выгонят из реального училища! Кем ты собираешься быть?" Иван отвечал отчетливо: "Я думаю быть или шофером, или епископом". Теряясь от такой точной программы, отец выходил, хлопнув дверью: "Болван!"

  Младшие - Катя и Зина - вертелись у всех под ногами, словно котята. Зина, самая маленькая - кроткое, доброе существо, готовое помочь каждому. Катя, как старшая и нахалка, помыкала ею особенно часто: иди, принеси, отдай. Перед сном, укладываясь в постель, могла сказать: "Поди закрой дверь!" Зина возражала: "Ведь тебе ближе, закрой сама!" Катерина вставала и шла от своей кровати к двери, измеряя шагами расстояние. Потом считала шаги от двери до ее кровати, ложилась и говорила: "От тебя на два шага ближе. Закрой дверь!" И Зина закрывала.

  В те времена никто никуда не переезжал - где люди рождались, там и умирали. И вдруг удивительное дело: Василия Ивановича Зеленого переводят по службе из Ташкента в Москву. Началась совсем непохожая, другая жизнь. Катерину определили в гимназию фон Дервис, в Гороховском переулке. Это было довольно дорогое учебное заведение, где учились девочки из состоятельных семей. Катя Зеленая была одета хуже других: и пальто, и форма - из дешевого материала. К тому же вела она себя, как мальчишка - впрыгивала в трамваи на ходу и лазала по деревьям. Катерина привлекла к себе внимание чуть ли не всей гимназии.

   Театр

  Катерина стала актрисой случайно. Она шла по улице и увидела объявление: "Прием в театральную школу". Она и не подозревала, что профессии актера можно научиться. Вошла и прочитала стихотворение Никитина "Выезд ямщика", чем до слез насмешила знаменитых актеров Певцова и Шатрову. Из восьмидесяти юношей и девушек приняли двадцать два человека, в том числе и Зеленую.

  Молодежь занимали в массовках, студийцы знали наизусть все пьесы и роли, перенимали актерские обычаи, суеверия, словечки. Окончила Московское Театральное училище Рина в 1919 году. А потом, после начала Гражданской войны, семья Рины Зеленой оказалась в Одессе.

  Первыми театральными подмостками Екатерины Зеленой в 1921 году стал старенький подвальчик в Одессе, где разместилась труппа любителей под названием "КРОТ" - "Конфрерия Рыцарей Острого Театра". Руководил ею Виктор Типот, химик по образованию, а в будущем - знаменитый режиссер и автор первых советских оперетт "Свадьба в Малиновке" и "Вольный ветер".

  У всех в коллективе были свои обязанности. Екатерина пела, танцевала, переодевалась каждую минуту, играя по пять ролей в один вечер. Программа менялась каждую неделю, и работать приходилось целыми днями. Ведь зрители платили хоть маленькие, но все же деньги, которые делились между всеми. Кате нужно было кормить семью - маму, которую отец оставил ради другой женщины, и младшую сестренку. Правда, вскоре в "КРОТе" нашлось место и для Зинаиды - она стала выступать как балерина.

  Тогда же Екатерина стала Риной. На первой в ее жизни афише имя "Екатерина" почему-то не поместилось, и актриса безжалостно его сократила. Получилось коротко и удобно. А еще некоторое время спустя Рина Зеленая решила ехать в Москву, где, по слухам, появились в огромном количестве новые театры.

  Москва оказалась неузнаваемой. Куда идти и к кому проситься, Рина не знала. Сняла шестиметровую комнатку, куда со временем перевезла из Одессы маму, Зинаиду и режиссера Типота с женой. Шла она как-то по улице, мимо мчались автомобили, сверкали витрины, горели рекламы, шумели торговцы, настроение у Рины было прескверное, и вдруг… В глаза ей бросилась нарядная и нелепая табличка: Театр "Нерыдай!" "Как будто прямо для меня написано!" - подумала Рина и вошла в помещение. "Нерыдай!" оказалось самым популярным в Москве ночным кабаре. Несмотря на высокие цены, попасть туда было не так просто. Зал набивался богачами-нэпманами, столичными знаменитостями, известными поэтами, актерами и художниками. Представления начинались в полночь, а заканчивались часа в четыре утра.

  Потом в ее жизни было много театров и много встреч. Вера Инбер, Игорь Ильинский, Эраст Гарин, Ольга Пыжова, Виктор Шкловский, Эдуард Багрицкий, Сергей Есенин... Все они были ее партнерами или друзьями. Театр "Летучая мышь", Театр Сатиры (1924-1928)... Ее сразу же полюбили зрители. Даже в парикмахерских Петрограда дамы просили постричь их под Рину Зеленую. В "Гостином дворе", куда Рина как-то зашла за покупками, приказчик сказал ей: "Товарищ Зеленая! Я вам, конечно, уступлю, но с условием - выходите побольше на "бис", а то больно скупы".

  Очень смешно Рина рассказывала о своей работе в питерском театре "Балаганчик". Жизнь в "Балаганчике" протекала очень весело, даже объявление о встрече Нового года нельзя читать без смеха: "Встреча Нового года 31 декабря на углу 3 июля и 25 октября". Когда актеры приходили в кассу за зарплатой, им вместо денег протягивали ведомость: "Распишитесь, товарищ! С вас рубль семьдесят пять копеек. У театра крыша протекает!"

   Война

  Вторая мировая война застала Театр миниатюр, в котором работала Рина Зеленая, на гастролях. В Министерстве культуры было решено труппу не эвакуировать, а продлить гастроли на неопределенный срок. Когда же они, наконец, закончились, артистов до Москвы не довезли, а оставили в Куйбышеве, где собралась чуть ли не вся театральная богема. Там же был отпразднован день Революции, совпадающий в днем рождения Рины Зеленой - 7 ноября. А осенью 1945 года она побывала в Берлине и даже расписалась на рейхстаге: "Мне удалось втиснуться между фамилиями бойца-пехотинца и матроса на одной из колонн". Большую же часть военных лет Рина Зеленая провела на фронте.

  Военный корреспондент Сергей Михалков в одной из заметок написал, что на передовой услышал горестный разговор солдат о том, как "чертовы фрицы вдребезги разбили Рину Зеленую". Оказалось, что во время очередного воздушного налета были разбиты пластинки с записями выступлений актрисы.

  В Москве тоже было неспокойно. Фашисты каждый вечер устраивали налеты на город, и на крыше дома, где жила Рина Зеленая, появилась зенитная батарея. Немцы, естественно, старались попасть именно туда. Дружинниками в доме были все оставшиеся мужчины: режиссеры, актеры и писатели. Они тушили зажигалки и убирали осколки снарядов от зенитки, установленной на крыше. Шлемы дружинникам не полагались, и Рина Васильевна просила мужа: "Ты надень хоть кастрюлю, а то тебе голову пробьет". На что супруг отвечал: "Я дворянин. Я не могу умирать с кастрюлей на голове!".

   Личная жизнь

  Первым мужем Рины Васильевны был очень известный московский юрист Владимир Блюмельфельд. Этот очаровательный человек стал впоследствии большим другом всей семьи Зеленой. Приходил в гости, даже когда Рины не было дома, дарил редкие книги. Блюмельфельд был гораздо старше Рины, она вышла замуж восемнадцатилетней, и, вероятно, поэтому она относилась к нему больше как к другу. Видимо, разница в возрасте давала о себе знать: Рина, как озорной ребенок, любила шутить, разыгрывать, словом, эдакий непоседливый чертенок - и, вскоре они разошлись.

  После развода с Блюмельфельдом у Рины закрутился красивый роман со знаменитым журналистом Михаилом Кольцовым. Лучше и умнее этого человека для Рины тогда не было на свете! Но влюбленные часто расставались: Кольцов постоянно ездил в командировки: в Женеву, в Италию, в Испанию... Кроме того, он был женат, а Рина Васильевна в силу огромной порядочности не стала разбивать чужую семью. Когда Кольцов надолго уехал в Испанию, она поняла: больше так продолжаться не может. По счастливой случайности в тот момент она встретила Константина Топуридзе и убедилась, что ее идеал мужчины еще существует.

  Константин Тихонович Топуридзе (Котэ - как она его называла) был известный архитектор, автор фонтанов "Дружба народов", "Золотой колос", "Каменный цветок" на ВДНХ (нынешний ВВЦ). Он был главным архитектором Ленинского района Москвы (это от Кремля до Внукова) и заместителем академика Павлова по охране исторических памятников. Тем, что удалось сохранить Новодевичьи пруды, москвичи обязаны именно Топуридзе. На одном из совещаний в Кремле он так горячо доказывал Брежневу и его окружению, что безнравственно уничтожать парк, засыпать пруды, в которых отражаются стены и купола монастыря, и строить дома для ЦК, что генсек под впечатлением его выступления произнес: "Этот парень любит свое дело, к его мнению стоит прислушаться".

  Их знакомство произошло в Абхазии, можно сказать, на другом конце света. Приятель-журналист как-то подвел к Рине красивого мужчину и представил: "Познакомьтесь, Риночка, это мой друг из Ленинграда, Котэ Топуридзе". Рина говорила: "Так в моей жизни образовалась новая профессия - жена архитектора. Сначала я думала: а, ерунда! Потом вижу: нет, не ерунда!" Вся жизнь Рины Васильевны прошла рядом с Топуридзе, они прожили вместе сорок лет. "Все, что я знаю, я узнавала от него. Не было вопроса, на который он не мог бы ответить", - не уставала восхищаться она своим мужем.

  По воспоминаниям друзей, любила Зеленая Константина Топуридзе очень сильно. И прощала все. Хотя бывало и так, что то ли в шутку, то ли всерьез актриса вздыхала: "Нет, все-таки неправильно прожила я свою жизнь. Надо было мне замуж за кинорежиссера выходить".

  Жизнь супружеской четы Зеленая-Топуридзе была просто бешеной, до краев наполненной работой. Обычно вечером, после того как у Рины заканчивался спектакль, они шли в гости, в Дом актера или на какое-нибудь представление. Котз никогда не возражал и охотно сопровождал Рину, хотя потом ему частенько приходилось всю ночь сидеть за чертежами и проектами.

  Удивительно - они почти никогда не расставались. Если Рине случалось ехать на гастроли или съемки, Котэ приказывал: "Чтобы каждый день было письмо! Читать его я, может, и не буду, но оно должно лежать у меня на столе". Сам при этом же писем не писал, только открытки. Рина при всем своем отвращении к писанине ежедневно строчила мужу обо всех новостях, зная, что это ему необходимо. Себя Топуридзе любовно называл "тираном с очень мягким и отзывчивым характером".

  У Рины Васильевны не было детей. Она воспитывала двух сыновей Котэ, с удовольствием проводила время с племянницей, уделяла внимание соседским детям. "Разве это нормально, как у людей? - сказала актриса однажды журналисту Глебу Скороходову. - Бездетная, я всю жизнь читаю за детей стихи и рассказы, и никого лучше детей в мире не знаю. Не повезло мне, хотя мать из меня могла получиться. Я разговариваю с детьми часами, как со взрослыми. И мне кажется, они меня признают".

  Рина Зеленая не любила сюсюканья с детьми, удивлялась, когда общение с ними заключалось в том, чтобы нажать на нос и воскликнуть "Дзинь!" Она хотела, чтобы взрослые лучше узнали душу ребенка.
 
  Рина и Котэ всегда ходили, трогательно взявшись за руки, и этой привычке не изменили, даже будучи пожилыми людьми. Гуляя по Москве, Котэ рассказывал жене то о старой церквушке, то об обитателях старинного особняка в каком-нибудь переулке. Он знал все о каждом доме, о каждой площади столицы. Иногда Рина делала вид, что обижается на его возгласы: "Как, ты не знаешь? Не понимаю! Я от тебя этого не ожидал. Прощу, если почитаешь мне вслух". И вечером она с удовольствием читала ему какого-нибудь любимого автора...

  Первый инфаркт у Котэ случился в 69-м. Это произошло ночью, совершенно неожиданно. Он вдруг стал сильно кричать во сне от боли. Когда его увезли в больницу, Рину шатало из стороны в сторону: давление зашкаливало за двести, у нее даже повредилась сетчатка глаза. Второго инфаркта он уже не перенес. Потеряв Константина Тихоновича, Рина от шока почти ослепла. Чтобы хоть что-то увидеть по телевизору, ей приходилось придвигать кресло вплотную к экрану. Рине даже сделали специальный бинокль. Но и это не помогло: ей все домашние читали вслух по очереди.

  Прощание с профессором Топуридзе проходило в Архитектурном институте. Рина стояла у гроба, глубоко надвинув на лоб шапку. На людях она держалась, не плакала. А когда у могилы остались одни родственники, Рина вдруг резко повернулась и пошла прочь по узкой асфальтовой дорожке. Плечи ее содрогались от рыданий...
 
Страница статьи: 1 | Следующая
    Пожалуйста - Не забывайте поделиться!


Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.